Литературно-философский электронный журнал "Verbarium"

Verbarium выпуск №4(42) апрель 2010 года

электронный журнал
VERBARIUM
"In herba et verba vis fortis manet..."

Выпуск №4 (42) Апрель 2010 года

Эзотерический дискурс

Аркадий Ровнер
"Атака на современный мир"


Доклад на конференции «Все и Вся», прошедшей в 2009 году в Греции рассказывает об истории гурджиевского движения, отвечая на «вопросы,  которые требуют неотложного ответа: Каковы наиболее важные компоненты, и что является ядром учения Гурджиева? Что привлекает современных духовных искателей к Четвертому Пути и что более не привлекает? Что могло бы стать будущим  Четвертого Пути?"
"...Для того чтобы возродить традицию Гурджиева и сделать ее соответствующей ожиданиям новых поколений, необходимы серьезные изменения в ряде направлений гурджиевской работы, но прежде всего следует подумать о создании органа, способного осуществлять все необходимые изменения.
Мы должны спросить себя: какой является желательная форма традиции Гурджиева на сегодняшний день? При отсутствии просветленного Учителя, мы, конечно, не хотим видеть ее в форме самодержавия или монархии. Может ли традиция Гурджиева быть организована в форме Британской империи  19-го века, в которой колониями управляли вице-короли? Или же будет лучше, если она будет похожа на Европейский Союз наших дней, который регулируется высшими должностными лицами? Нам, конечно, не хотелось бы думать, что в будущем неизбежна анархия, господство случайного выбора и некомпетентности? Но разве это не наше нынешнее состояние? Христианская церковь в течение своей истории разделилась на несколько автокефальных церквей, которые не примирились вплоть до наших дней.  Является ли та же участь неизбежной для нас? Что произойдет с Легомонизмом Гурджиева в ситуации раскола и хаоса? И где, между прочим, он находится сегодня?.."
Далее>>>
Рамачарака
"Внутренние учения Индии"


Йог Рамачарака - это псевдоним американского писателя Вильяма Аткинсона, который на рубеже 19-20 вв. занимался популяризацией индийской философии на западе.
Глава из книги «Религии и тайные учения Востока» рассказывает об основах индийской философии, наиболее характерной чертой которой являлось единство теоретического и практического подхода к жизни и миру.
"... Древние мыслители задавались вопросами: "Когда вселенная дезинтегрируется, что поглотит ее? Какая Реальность скрывается за миром переменчивости и разрушения? На каком устойчивом основами покоится неустойчивая вселенная?"
Согласно древним преданиям, индийские философы за тысячи лет до возникновения Римской Империи, занимаясь конечными вопросами, спрашивали себя: "Что останется существовать, если не будет ни вселенной, ни небес, ни богов?" Ответ, на котором единодушно сходились мудрецы, был таков: "Бесконечное существенное пространство". Таким образом пространство рассматривалось как Реальность, которую мысль не могла упразднить даже при самом мощном воображении. Но их понятие о пространстве не состояло в представлении необъятного, бесконечного "ничего", потому что ум индуса отвергает самую идею "ничего" и не допускает мысли, чтобы что-нибудь могло произойти из "ничего". Напротив, их идея существенного пространства заключалась в признании пространства действительной реальностью – Абсолютной Субстанциальной Реальностью, по отношению к которой все вещи являются лишь проявлениями, эмананациями, выражениями или мыслями. Они представляли себе Бесконечное Существенное Пространство как отсутствие вещей, но не как Ничто. Для них пространство было не только "бесконечною средою для распространения в ней разных тел", чем оно является с точки зрения физической, – но чем-то, большим, а именно, бесконечною, чисто абстрактною Субъективностью, которую человеческий разум принужден допустить во всех своих идеях, но о которой он не способен однако думать как о вещи "самой в себе"..."
Далее>>>
Метафизическая нота
Эмили Дикинсон
"Легко быть мотыльком..."

Эмили Дикинсон (1830-1886) - поэтесса, опубликовавшая при жизни всего семь стихотворении. Однако, вскоре после смерти она стала самой известной поэтессой Америки. Ее необычные стихи являются глубоко личным дневником души, излиянием искренней религиозной веры.

...Цветок следит за солнцем взглядом,
И к вечеру, заметив рядом
С собой глаза цветка,
Оно ворчит, склонившись низко:
"Зачем ко мне садишься близко?"
"Затем, что жизнь сладка!"

Мы все - цветы, а Ты - светило!
Прости нас, если не хватило
Нам дня тебя любить, -
Мы влюблены в твои закаты,
В твои полеты и агаты,
И в полночь впереди!

Далее>>>
Все стороны света

"Белая затворница".  Жизнь Эмили Дикинсон

"...США вообще очень долго не везло с поэзией, а отдельные исключения лишь подтверждали правило. Эдгара По – кумира всех европейских романтиков и символистов – на родине признали лишь в ХХ веке! Уитмен долгое время считался возмутительным маргиналом. А успешный Г.У. Лонгфелло явно не дотягивал по «гамбургскому счету» до своей американской славы (европейцев он поразил лишь «Песней о Гайавате» – блестящей поэтической переработкой индейского фольклора). В 1910 г. США потеряют еще одного замечательного поэта – Т.С. Элиота, который эмигрирует в Великобританию, объявив Америку «царством вульгарности».
Что уж тогда говорить о провинциальной девушке из пуританской семьи? Даже книги пытливая Эмили доставала тайком с помощью брата (отец пытался оградить дочь от дурного влияния светской литературы).
Возможно никто бы так и не узнал, что за таинство творилось за стенами дома на Мэйн-стрит, если бы 15 апреля 1862 года Томас Хиггинсон – известный в то время литератор и критик – не получил странное письмо с несколькими не менее странными стихами.
Начинающая поэтесса просила у него ответа на вопрос, насколько «дышат» ее стихи и спрашивала совета: «…я хотела бы учиться – Можете ли вы сказать мне – как растут в вышину – или это нечто не передаваемое словами – как Мелодия или Волшебство? …Когда я допустила ошибку – и Вы не побоитесь указать ее – я буду лишь искренне уважать – Вас».
И манера письма, и манера стихов поразили маститого литератора, но и заставили крепко призадуматься. Он ощутил неподдельную искренность и силу этих стихов, но, с другой стороны, его шокировала их «хаотичность и небрежность». Критик ответил прямо – стихи «живые», но публиковать их пока не стоит.
То, что возмутило Хиггинсона, сегодня покажется придирками сноба к провинциальной девушке. Однако не стоит забывать, что это была середина XIX века, когда в поэзии царил классицизм и жесткие каноны. Если и нарушать каноны, то это, по крайней мере, должно делаться демонстративно. У Дикинсон же каноны нарушались от случая к случаю, и было непонятно, то ли это сознательный метод, то ли простая поэтическая небрежность..."
Далее>>>

Сумиэ - дзенская живопись Японии

"...пытается поймать вещи живыми, дышащими в их внутренней сути. Задача зрителя - остановить свой взор, ищущий одну лишь форму, проникнуть во внутренний мир изображенного. Живопись сумиэ - бессловесный диалог бумаги с тушью. Философия сумиэ - философия контраста и гармонии. Бумагу и тушь можно сравнить с монадой. Эта диаграмма демонстрирует совершенно сбалансированный обмен между двумя динамически противопоставленными силами Вселенной. Сумиэ использует эти принципы. Баланс и интеграция этих сил и вечного взаимодействия туши и бумаги - окончательная цель сумиэ. Чёрная тушь, сконцентрировавшая в себе огромное количество энергии, стремится выплеснуть её на девственно чистое поле бумаги. Их соприкосновение рождает нечто неповторимое, единое целое, не подлежащее разделению. При этом тушь в своём стремлении охватить накопившейся энергией белизну бумаги вызывает неповторимое ощущение Гармонии, встречи двух миров, двух реальностей. Задача художника - уловить этот момент, почувствовать всю его красоту и неповторимость мгновения: важно изображение духа, нежели подобие предмета. Задача зрителя - остановить свой взор, ищущий одну лишь форму, проникнуть во внутренний мир изображённого и прочувствовать смысл и тайны мироздания. Постижение живописи приближает нас к открытию жизни. Поверхностному взгляду доступна лишь меньшая часть света мира, а вся его необъятность- награда ищущему взору. Такова магическая сила сумиэ...."
Далее>>>

Бездна премудрости

Василий Яновский
" Акварель"

«Василий Яновский (1906-1989) – писатель-монпарнасец, участник сложной и напряженной литературной и религиозно-философской жизни русского Парижа тридцатых годов – «времени щедрой полифонической оркестровки, а не однопартийной формулировки идей, еще обладавшего способностью трансформировать религиозно-философский и метафизический взлет начала века.   Чудо этого десятилетия, как и любое чудо, было результатом сочетания благодати и трудов. Его выпестовали на собраниях “Зеленой лампы” у Мережковских – парижской реплики на “башню” Вячеслава Иванова и собрания “аргонавтов”, где о каждом новичке неутомимая Зинаида Гиппиус спрашивала: “А он интересуется интересным?”, имея в виду способность данного человека заглядывать за поверхность явления... (изочерка В. Андреевойо писателе и его времени).
Посетителям нашего сайта, вероятно, знакома замечательная миниатюра В. Яновского «Дарданеллы». Предлагаем прочесть еще один рассказ автора, раскрывающий, выражаясь словами из предисловия В. Андреевой к книге Яновского,  важнейшую для него тему памяти - “бесконечной тяжбы” со временем. …»
Далее>>>