Феликс Комаров.Летний практикум в Приэльбрусье

Автобус Одесса-Пятигорск медленно отошел от вокзала и застревая в городских пробках двинулся в сторону гор. И, хотя его маршрут лежал по городам Украины и Росиии, его путь все более круто забирался вверх в направлении ближайшего неба. Внутрений покой и оставленностьзаполняли душу. Автовокзал Невиномыска - бетонный кубик,чьи многочисленные подобия разброшены по нашим городам, никак не напоминал преддверие райских врат. Но, нанятый мной и Делиной таксист, по страной неслучайности, оказался человеком ищущим и духовным, придерживаясь одного из направлений баптизма, он выстроил свою жизнь в гармонии с высшим.Конечно, иллюзорность его покоя была видна, но кто я, чтобы судить? Я могу только радоваться его стремлению и завидовать блаженной простоте знания. Но вкус незнания слаще и потому я еду на встречу с ИКС, то есть с неизвестным. Через несколько часов пути горы заполнили весь горизонт, и мы прибыли в гостеприимный дом Казбека.

Нас уже ждал большой грузовик, на который, все раньше нас прибывшие друзья, успели погрузить свои вещи. Забравшись поверх вещей, мы неспешно стали карабкаться по горным дорогам, вернее карабкался грузовик, которому мы помогали своими молитвами. Глубокие пропастии узкие дорожки, создавали непередаваемое ощущение близости смерти, но никто не пугался и даже те, кто боялся высоты, пребывали в странном покое, как будто дыхание вечности унесло с наших душ суетные желания и страхи. После двух часов подъема показалась наша гостиница, сложеннаяиз больших камней и перегороженная на комнаты кирпичной кладкой.


Разместившись, мы чем-то поужинали и сопровождаемые музыкой тишины и торжественными ораториями коровьего мычания, погрузились в магию Эльбруса. Его вечноседая голова, благосклонно взирала на новую колонию мурашей появившуюся у его подножья. Невозможно звездное небо, раскинувшиеся над нами, пересчитывало уснувших овечек и посылало им радостные сны. Два барашка, уже были обречены стать нашей пищей, и зарезанные уверенной рукой нашего молодого хозяина Абрека, освежеванные по мусульманскому обычаю, через несколько дней подарят радость нашим желудкам, но пока они мирно спят вместе с нами под бессмертным небом родных гор.

На следующий день, проснувшись под музыкусводного коровьего хора, и умывшись ледяной водой, текущей из проложенного шланга, мы начали обживать захваченную территорию. Ее бывшие хозяевабыки и коровы, заминировав все подступы свежими лепешками, философски взирали на наши действия. Но куда им тягаться с ИКСом! Вдохновленный первым постулатом об инициативе, Влад взял на себя обязанности старшего сапера и добросовестно обезвреживал все коровьи проказы. Дежурные занялись кухней, Стас - дровами, а приехавший на следующий день, создатель и водитель ИКСаАркадий, воспользовавшись своим авторитетом, вырвал почетное правоуборки общественных туалетов.

Жизнь потекла по новому руслу, которое называется слет ИКСа. Не обошлось без маленьких неприятностей. Кое-кто не подумав, ринулся в гору в одиночку и чуть не утонул в горной речке,другие, недооценив горное солнце, посжигали себе кожу, а некоторые простудились, но болезни быстро излечивались, кожа заживала, а полоутонувшаяотделалась выговором и испугом.
Но вся эта внешняя бытовухаизначально просвечивала светом иных пространств, или, как мы говорим, высоких состояний. Этот свет разгорался во время практик и медитаций, притухал в повседневных заботах, но никогда не исчезал.

Погода, по горному переменчивая, радовала нас дождями и туманами, обувь не успевала высыхать, а пронизывающий ветер и холод заставляли натягивать все теплые вещи, но внутренний свет не зависел от внешних событий и поддерживался духовным сердцем. Участники мистериально распределились по планетам, и нестрогие боги закручивали их в свои круги,наполненные мантрами и движениями, суфийскими молитвами и буддистскими песнопениями. Театр, эвритмия, работа с энергетикой и звуком, интеллектуальное усилие и молчаливое присутствия, перемешивались в животворящем хаосе необязательности и устремленности, и каждый мог выбрать как потратить подаренную частицу вечности, на преходящее или на неуловимое,на впечатления от красот природы, или на движение к неведомому. Плотный туман, гостивший в нашем доме, отображал туманы наших душ, а дух реял на непредставимой высоте, изредка сдувая молочную пенку с блюдечка нашего ущелья.

Когда заканчивается вечность, появляется время, расписание поездов и автобусов начало властно вторгаться в наше безвременное существование. Вначале небольшими, а потом все большими группками стали разъезжаться новые и старые друзья. Вечность не давалась, мягко принимая нас в свои объятья, и укутываякогда туманными, а когда звездными крыльями вечеров, барашки радостно отдавали себя на шашлык, Эйдосы тихо входили в комнату теоретических занятий и уходили почти ни кем не узнанные. Прекрасные, легконогие самарские феи танцевали с огнями, наша замечательная повариха, гордая кавказская женщина Асия, баловала нас разными вкусностями, наши юные друзья из Красноярсказнакомили со своим музыкальным творчеством. Подналитый в кружки коньяк, замечательно читались стихи, но каждый день мы недосчитывались уходящих в мир друзей, наш круг становился тесней и меньше.

И вот наступил тот самый день. Опять погрузившись в грузовик, мы, скрипя тормозами, начали спуск. Горы не хотели нас отпускать, и даже попытались задержать посреди горной речки, но человеческая солидарность оказалась сильнее, и наш заглохший грузовик был вытянут проезжавшим лесовозом.Переночевав в гостеприимном доме Казбека, мы разъехались по своим городам и странам, уже разрабатывая планы на новую встречу.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить