Текст, написанный после практикума в Одессе

Адвайта и Гурджиев, тьма и свет, усилие и радость без причины. Переплетая сути и личины и внешний флер и строгость острых форм. В ущербе пребывая бытия, стремясь к спокойствию, но попадая в сети бесстрастности не зная  не хотеть или хотеть, но что тогда работа. Не выпустить свой гнев, свою тоску, остаться в равновесии и свете и осознать свою и мира тьму, через вопрос кто Я и без ответа его с упорством смертника вторить, и возвращать себя к Я есть, и мало нам просто знать, об этом говорить. В молчании кружить во тьме, и тьмой себя питать и расставаться с эмоцией, привязкой и собой. Тогда, быть может, станешь ты Адвайтой. Но не суметь себя нам превзойти без дружеской поддержки и опоры, без той субстанции, что возникает как молчание, Эльбрус и рев коров. Мы фильм смотрели, вспоминая, и благодать амброзией разлилась, ее вдыхали те, кто к нам пришли в движения под звуки Колокольцев, в сердечных обретениях себя, когда из рук ковша в другие руки ты отдаешь глубин незримых суть или в кольце энергия струит из сердца в сердце, что тогда беседы, вопросы затмевающие суть, на них ответы изначально ложны. Работа на себя и на друзей на целое, но что это такое? Да три столпа и не найти покоя пока не обопрешься на все три. Усилие, страдание, отказ от мелочей привычной страстной жизни, жить надо скучно, как творить намаз, и глубоко. Коль повезло мужчиною родиться значит им живи опорой будь для женской слабой сути ее люби, прощай, боготвори, но не позволь себе в ней утонуть. Уверенность и сила пустоты вначале это только ум и сердце, но ум большой и сердце без предела не человека, плоти бытия. Потом лишь шаг за тот предел пределов  везде Адвайта и везде Я есть, нет там страданий, нет и наслаждений, привычных человеческим сердцам, там пустота и полнота предела, начало и конец, там все и там ничто. Там целое ему служить нам надо и там лишь я готов себе служить. Друзья то Я, и сам себе служу я, себе размножив и себя создав, и отряхнув всех мертвецов живущих, из смерти в жизнь один не сделан шаг, так и вишу, и мы висим все вместе, но крепче стали нитка наших лет, страдание возьми как пистолет и разорви привычные преграды, используя препятствия вокруг пройди туда …

Кому же это надо и семинар свой завершает круг, нас мало будет еще меньше и это очень даже хорошо  пока мы клей, замазка мы для трещин, мы целое и мы его слуга. Спасибо, что Аркадий нам напомнил о том, что есть, безмолвное,  есть Я.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить