«Дурацкая беседа» Аркадия Ровнера в Армении (лето 2011 г.)

Записала Анна Шатковская
 

Давайте возьмём такую схему: А – В – С . А – это впечатления этого мира, С – это Рай, а В – это промежуточная точка.

Ну, скажем, Ереван (А), Бюракан  (деревня, ближайшая к нам) (В) и Нор-Амберд (С).  Мы находимся в точке А.  Наша цель, усилия нашего семинара – точка С.  Мы с вами много раз закрывали глаза, напрягались, расслаблялись, деконцентрировались, концентрировались на птичках, на пупке, чтобы попасть в точку С. Ну и, честно говоря,  мы упирались в лучшем случае в покой, темноту, черноту, т.е. мы оказывались в Бюракане, мы не добирались до райского места Нор-Амберд.

Кажется, как просто:  взял такси в Ереване, сел, поехал… Нет.  Есть преграда, есть чёрная стена. Она реальная, мы все о ней знаем, мы бьёмся об неё головой, бьёмся своими жизнями, но между нами и городом Халем стоит Ангел с огненным мечом и говорит: «Не пущу!». Когда Господь изгнал из Рая Адама и Еву, он поставил Ангела у ворот Рая. 

Как преодолеть эту стену, которая стоит между нами и Раем?                    

Пётр Демьянович Успенский был большим адвокатом прямых усилий: «Вот напрягитесь, соберитесь и пробейте стену как пуля – попадёте в Рай».           Ну вроде бы это не получается, чего-то не хватает. Многие из вас думают: надо практиковаться. Терпение и труд всё перетрут.  Другие думают, что надо найти настоящего Учителя, настоящее учение, схватиться за него, и оно тебя доставит.  Гурджиев говорил: «Мы только создаём условия, мы за вас работу не делаем». Мы здесь только создаём условия в меру своих скромных сил. Но в понятие «условия» входит не только приготовленные нами же завтрак, обед, ужин, в понятие «условия» входят так же и намёки, которые здесь делаются для тех, у кого есть уши.

   Чудесные два намёка мы получили вчера, фантастические намёки! Один из них был в Гегхарде, в полной темноте, в этом суровом монастыре и в барельефе, который был там на стене. Две пантеры – они достаточно статичны, но в 12 веке они были страшны. Это два стража порога. Пантера, которая растерзает несчастного барашка, и не только барашка, но кого хочешь растерзает. Две пантеры – они будут грызть барашка с разных сторон, и от него ничего не останется. Но они, оказывается, на цепи. Они не присмирённые, не укрощённые, но они под контролем. Эти пантеры живут в нас, это наша «пантерная» сущность. Интересно, что эти цепи заканчиваются кольцом, которое держит какое-то козлище, голова козла. Его челюсти крепко держат кольцо, к которому привязаны цепи. Это козлище – тоже мы с вами.  Это наши личности, это наши аспекты. Мы можем стать таким козлом, который схватит кольцо, удерживающее пантер. С пантерами надо что-то делать. Это, конечно, очень мило, когда мы говорим: «У нас есть личности, надо проникнуть в щели между личностями и сформировать свою сущность». Но у нас есть очень  много диких аспектов, и честные люди признаются, что эти аспекты где-то в нас скрываются.  Хтонические, подземные, страшные силы есть в каждом из нас. Конечно, нежные девочки – одуванчики, которые здесь тоже присутствуют, скажут, что в них  этого нет, что они сделаны из цветочков и пастилы, но, может быть, в этих нежных девочках пантер и козлищ даже больше, чем в бородатых «неандерталах», которые также здесь сидят.
  Дальше на этом барельефе есть голубь, который держит  в своих лапах барашка – т.е. каждого из нас. Эта голубка держит нас в своих лапах и уносит от пантер! Голубь – это Дух. Дух несёт нас, смотрите как интересно! Это 12 век, это не мы с вами придумали. Это архитипический  образ, который понятен всем: священникам, художнику, князьям, ремесленниками и домохозяйкам 12 века. Армения в это время была более цивилизованной, чем Россия, а Киевская Русь распадалась на множество княжеств и князья грызли друг друга, как пантеры.
  Давайте ещё раз вернёмся к городу Халю, Царствию Небесному.  Царствие Небесное, Бог, живущий в Солнце-Абсолюте … Наверное, там живут Серафимы – большие и маленькие, Херувимы и другие Священные Индивидуумы из «Рассказов Вельзевула».
  Когда Моисей стоял перед горящим кустом, понимая, кто пред ним  и у него всё дрожала от ужаса и восторга, он спросил: «Кто ты?» , Бог ответил:             «Я есмь кто Я есмь». В других переводах говорится : «Я есмь Сущий», т.е. относящийся к сути, к сущности.  «I Am what I Am».  Иисус после Моисея через 12 веков сказал: «Я есмь до Моисея и до Адама». На русский язык переводится :«Я был до Моисеяи Адама». Но на церковно- славянском:       «Аз Есмь до Моисея и Адама». Вот это Аз Есмь и есть нечто древнее, нечто вечное и бесконечное, и оно конечно и до Иисуса, и до Адама, до Земли , до Рая. Это то, куда мы стремимся, о чём мы мечтаем.
  Категория «Я есмь» - это важнейшая категория в антропософии  у Р.Штайнера, это стадия развития человека. Гурджиев  говорил,  что Работа  - это достижение состояния «Я есть».  Это Рай, это высшие реалии, высшие состояния, со-стояния, стояния  со –Ангелы, со – Архангелы, со – Троны, со - Серафимы.  Но это Со-стояние таинственным образом утеряно, оно утеряно до того, как началась  ещё история человечества. Оно утрачено в Раю, там, куда Бог поместил Адама. Произошло падение и есть тысяча для этого слов. В буддизме это утрата Чистой земли, в христианстве это грехопадение Адама и Евы, у Гурджиева это орган кундабуфер, - не  важно, как это называется. Важно, что это проклятие лежит  на всех нас и передаётся от отца к сыну. Мы рождаемся уже порочными, мы не со-стоим, мы не стоим со- Ангелы. Мы стоим рядом с тварями, где-то очень близко от нас пантеры, мы стоим беззащитные. Но у нас есть ещё память и причастность. Нам была передана не только беда Адама, но и его благодать. И я хочу обозначить эту благодать как букву В (би), как Бюракан. Из Нор-Амберда мы изгнаны, выброшены, но мы ещё в Бюракане, мы близко . И в Бюрокане есть ещё ветерок, прохлада сверху, ещё нет ада Еревана. Мы ещё здесь. Мильтон пишет свой «Утерянный Рай» и мечтает о Рае, Данте пишет в 12-13 в. «Божественную комедию» и мечтает о Рае, Даниил Андреев описывает магическую Розу Мира. Рай – это огромная Роза и мы на лепестках этой Розы. Есть ещё красота в мире и красота в душе человека. Пишется «Махабхарата», Гомер сочиняет  «Илиаду». Ещё есть что-то. Средневековье – это экстатическая цивилизация. Люди не замечали, как они живут, как они танцуют, как умирают. Рыцари, женщины и даже дети отправлялись в крестовые походы. Рыцарская культура, культура качества, культура высоких состояний. Дон Кихот был ещё не посмешищем, он был ещё образцом нравственности. И король Артур со своим кругом еще присутствовал во внутренних пространстве души. И было монашество: и Святой Франциск, и Святой Бернард, францисканцы,  бернардинцы, доминиканцы и христианские и мусульманские мученики.
 
  Так мы жили до того времени, о котором Гурджиев говорит: «Два-три века назад люди создали условия, которые изменили  их». Что-то произошло два-три века назад, были созданы какие-то ненормальные  условия. Кончилось Средневековье, но были ещё фантастические взлёты, возводились соборы  –ещё небо притягивало эти воздетые шпили. И вдруг что-то ужасное произошло и мы с вами жертвы этой мерзости и несём её внутри себя.
  А произошла простая вещь: рыцарство, монашество разложились на  корню и к власти пришла буржуазия.  Торговцы, ремесленники, крестьяне – они всегда были, они были и в Египте, и в древней Греции, и в Средневековье, но они знали своё место. Они были внизу, они были третьим и четвертым сословиями. Первым было монашество, вторым – дворяне, воины. А вайшьи, и тем более шудры, которым не разрешалось прикасаться к священному писанию, они вдруг оказались наверху. Произошла буржуазная революция  и началось что-то новенькое, чего раньше не было никогда в истории человечества с самого Адама… На сцену истории пришло начало третьего сорта – низшие сословия пришли к власти.
  Кто-то из вас читал Мольера «Мещанин во дворянстве» или смотрел пьесу. Людовик XIV был великий король, но ему нужны были деньги и он за деньги продавал этим людям – торговцам ? дворянские титулы. И вот торговцы становились дворянами, надевали  на себя камзол дворянский, учились фехтованию, учились танцевать. Камзол их был расшит золотом, шпага была сделана в Толедо, рукоятка – ещё где-то, они платили безумные деньги за всё это, но оставались подлой костью. Конечно, их дети цивилизовались, окончили стэнфорды, оксфорды, но приход к власти низших сословий – это гибель цивилизации и долгие столетия, потраченные на то, чтобы воссоздать разрушенное.
  Это было падение из Бюракана в Ереван, второе падение. Нельзя прыгнуть из точки А в точку С, нам нужно для начала попасть в точку В.
  Давайте вспомним Гурджиева: человек №1, 2,3 – спящий человек. Человек №4 -  это люди с магнитным центром. Человек №5 ? это пробуждённое человечество. Что такое точка № 4?
  Прежде чем ответить на этот вопрос, я хочу рассказать одну историю. Гурджиев  говорил что мы спящие, Иисус говорил, что мы мёртвые, а вот автор изобразил это как страну слепых.
 

 Однажды участник какой-то экспедиции в горах слетел со склона, но не расшибся. Его окружили слепые люди. Оказалось, что это страна слепых, со всех сторон окружённая высокими скалами. Они его накормили и он стал он жить среди них, но пожив там два-три дня, он стал говорить: «Я вижу небо, я вижу цветы….» . Слепые люди сразу помрачнели и сказали ему: «Ты всё это видишь во сне. Мы тоже во сне это видим».

  - Нет! Я всё вижу на самом деле!
  - Смотри, помалкивай. Как бы не было худо тебе.
  Но он по глупости продолжал всем рассказывать, думая, что он им расскажет, а они воодушевятся и тоже попробуют что-то увидеть. Но к нему стали относиться всё хуже и хуже, а мудрецы той страны стали поговаривать о том, что если он не уймётся, то ему сделают известную операцию, после которой он уже не будет грезить и бредить, как он бредил. Человек испугался и замолчал.  Потом этому человеку сказали: «Пора тебе жениться». Ему нашли  слепую жену, потом у них пошли дети слепые (он надеялся, что дети будут зрячими).
  Прошло ещё какое-то время, он уже не говорил, что что-то видит и вдруг встретил зрячего человека с открытыми глазами, который всё видел и молчал. И они друг с другом перешёптывались, перемигивались, а потом решили бежать из этой страны. Всё там хорошо, всё там прекрасно, и жена была прекрасная – не умничала и не капризничала, как некоторые жёны. Концовка истории ужасная: их заговор раскрывает жена, она подслушивала, когда они шептались и сообщила мудрецам. Мудрецы их выследили, и когда они по верёвке карабкались на скалы, то увидели, что внизу стоит толпа, и что наверх лезть они уже не могут, а внизу их ждёт операция.
  Ну вот, собственно говоря, второе падение. Ослепление – это второе падение. Мы все в детстве прошли через эту операцию.
  Теперь мне пора вернуться к вопросу о состоянии, которое мы связали точкой В и городом Бюракан. О состоянии, которые многие из нас сами себе приписывают.  Ко мне подошли сегодня Аня и Олег и стали говорить в том духе, что если я вспомнил, что «я есть», то Я есть. Ничего подобного! Если мы вспомнили на работе, в метро, во время завтрака «Я есть» и мы сказали себе: «Я есть, вот я вспомнил, что Я есть»,  мы ещё не Есть. Просто наш ум зафиксировал два слова: «Я» и «есть». Этому цена – копейка.
  Я есмь ? это значит оказаться в мире Я есмь. Это не умственная операция, не физическая, не эмоциональная и не гармонизация трёх центров. Это нечто сверхъестественное.
  Я не знаю, наверное, вам неприятно всё это, вам бы хотелось, чтобы всё было рассчитано, чтобы компоненты были названы, чтобы было ясно, что делать с этими компонентами. А я вам говорю, что всё неясно. Что усилия ваши могут не помочь, если направлены не туда, они должны быть направлены «туда, не знаю куда». А вам хочется, чтобы мудрый наставник сказал вам о том, что надо делать.
  Всё что я могу сказать, это то, что надо вернуться к тому, что утеряно. Это не значит, что надо восстановить рабовладельческий, феодальный или первобытный строй. Я не пропагандист архаики. Каждое время требует нового, своего. Но нужно поднять свой дух, своё состояние из буржуазного в состояние дворянское,  рыцарское, или же... карнавальное.
 

Вчера у нас был карнавал, вдруг на нашем автобусном пути появились три музыканта. Нежданно-негаданно Бог нам послал такой символ, такой страшный Храм в Гегхарте…. Все остальные храмы, включая храм языческого бога Митры, были красивы в пропорциях, были прекрасны. Но этот страшный Храм в Гегхарте дал нам  намного больше в понимании того, что мы ищем.       Я не знаю, какие там были пропорции, там было темно и страшно. Этот храм, вырубленный в скале, этот образ пантер, голубя и овцы что-то сказал моему сердцу, так же как и этот карнавал, этот праздник, эти танцы, бутылки с вином, подаренные нам и подаренные нами в ответ нашим неслучайным друзьям ? ангелам, спустившимся к нам с неба.

  Нам надо стать свободными людьми. Мы не можем восстановить дворянский, рыцарский строй. Но мы должны освободиться от клейма  этих трёх веков. Мы живём в цивилизации варварства, какого человечество не знало. Мы сделали себя ползучими гадами. Нам нужно восстановить себя. Это можно сделать одному человеку  несколькими друзьями. Восстановить высокое состояние Рыцаря. Высоко жить каждую минуту жизни. Тогда мы окажемся в точке В – в Бюракане.
  Это самостоятельный проект для каждого из вас!  Но как же мы можем прыгнуть  на небо, взлететь?!
  К сожалению, большинство присутствующих ждёт каких-то точных указаний и механических упражнений.  Как подняться, как восстановиться?
  Для этого есть традиционные пути.  Перед нами фантастический Арарат, а несколько лет назад был фантастический Эльбрус.  Станьте такими как Арарат: Масис – мужской  и  Сис – женский. Станьте андрогином, соедините в себе эти два начала. Перед нами Арарат, перед нами фантастическая природа Армении. Горы возвышают. Я счастлив, что Саша Бабушкин услышал эту поэзию и передал вам в своих фильмах об Эльбрусе. Не всё что рифмовано – поэзия. Хорошо зарифмованные и ритмически правильные стихи – это версификаторство.  Поэзия может быть нерифмованной и она может быть «вкривь и вкось», если там присутствует поэзия. У большого поэта может быть два стихотворения, две строчки, где присутствует Поэзия. Не всё подряд – Поэзия.
  Не всякая музыка, это Музыка. Там должны присутствовать Музы! И вы должны отличать хорошо организованные звуки от Музыки. Как я могу вам объяснить, что ? Музыка, а что ? не Музыка, что ? Поэзия, а что ? не Поэзия – я не могу этого объяснить.  Я сам не знаю до конца. Это не на уровне «мне нравится - мне не нравится»,  а на уровне причастности.
  Почему я назвал дурацкой сегодняшнюю беседу? Потому что надо стать дураком,  идиотом, чтобы стать  свободным человеком. Свободный человек живёт не так, как толпа. Он живёт по своим внутренним законам и меркам. Он доверяет себе. Доверяйте своей глубине! Вы увидите, что весь мир, всё вокруг вас каждую секунду – это шанс вырасти в высокую Душу.
  Какой-то искатель истины пришёл к мудрецу и сказал: «Я всю жизнь ищу Бога и никак не могу найти!». Мудрец посмотрел на него, искренне удивился и сказал: «А куда ты смотрел?».
  Зачем вам его искать? Зачем лететь в Нор-Амберд, если это везде: в ваших близких, в ваших родителях, в любом узоре, в любой букве,  в любом облачке.
 

Итак, на мой взгляд, прежде всего надо стать свободным человеком. Надо учиться у свободных людей. Сирано де Бержерак – свободный человек с длинным носом, Иисус – свободный человек, облика которого мы не знаем. Гурджиев – свободный человек с длинными усами. Большинство – мёртвые души.  Как хорошо сказал Гоголь! Эти мёртвые души живут в Ереване, в Москве, в Нью –Йорке, в Парижа, в Токио…

  Надо подняться в Бюракан, надо вытравить из себя «мёртвую душу» и зародить в себе зёрнышко живой души!  Это делается через искусство, это делается  на пути карма-йоги, бхакти-йоги, джнани-йоги и других йог. Это делается через Гурджиева, через Блаватскую (которую я очень высоко ценю),через Я.Бёме, через Р.Штайнера (который мне не по душе). Через тех живых людей, которые вокруг нас.
  У меня было два наставника. Первый наставник, когда я его встретил, был неомарксистом.  Ну и что? Какая разница, был бы он буддистом или индуистом? А он был неомарксистом. Мне было 16, ему – 23. Потом его арестовали, и в лагере он стал христианином и антропософом.  Я никогда не был антропософом. Какая разница, кто во что верит? Он дал мне такой толчок, что я на его импульсе всё ещё лечу.
  Повторяю, надо стать свободным человеком. Надо научиться говорить, ходить, петь, танцевать, делать глупости! И что самое главное, надо вести борьбу с мёртвым морем не на жизнь, а на смерть.

Дело в том, что второе падение не закончилось. Это мёртвое море, которое поднялось из глубин земли. Оно разливается и становится всё более и более страшным. Поэтому самовспоминание означает  – надо стать человеком традиционным  по своему духу, стать верным себе, своей глубине,  своей подлинной сущности.

  Надо бороться не на жизнь, а на смерть с современным обществом. Я написал в своём греческом докладе на гурджиевской конференции, что нужно начать атаку против современного мира. Там все всколыхнулись:    «Как это так?! Вы нас призываете воевать против современного мира!»
  Но ведь эта атака ведется в самом себе.
  Когда вы победите мёртвое царство, когда вы станете достаточно свободными, когда вы будете жить, работая над свободными проектами, многие вопросы у вас отпадут. И Аллах сделает вам навстречу 1000 шагов. Если вам нужен будет посох, вам будет брошен посох, если вам будет нужен хлеб или манна небесная, вам будет дана манна небесная…
  Всё будет, если вы окажетесь в Бюракане. Доберитесь до Бюракана, доберитесь до точки В. А там и голубь прилетит…

 Нор-Амберд, лето 2011 г.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить