"Легкая субстанция состояний". Лекция Аркадия Ровнера на Фестивале «Преображение»

Идет дождь, сверху капает, на полу лужи, скоро нас всех затопит. Эти суровые условия напоминают моё выступление в Нижнем Новгороде зимой лет 10 тому назад, когда в не отапливаемом зале, мы все сидели в пальто и в шапках с опущенными ушами.

В зале сидели такие же герои, как вы. Выступление было связано с гурджиевской метафорой упряжки, где ум – это кучер, эмоции – это лошади, тело – это карета, а хозяина нету. И называлось это «Пьяный кучер, или кризис смыслополагания». Тогда мне казалось, что все дело в том, что мы чего-то не понимаем. Теперь я вижу: дело в том, что мы не хотим ничего менять.

Очень приятно вас видеть здесь в нашем временном жилище, я имею ввиду этот шатер. Жизнь – это шатер, входишь – живешь и платишь по счету. Вчера я начал разговор о реальности и сегодня я хотел бы его подвинуть ближе ко второму важному понятию, понятию состояния. В прошлой беседе я много говорил о международной политической и цивилизационной составляющей и пробовал нарисовать картину современного мира с закатившимися Европой и Америкой, и все-таки продолжающими лидировать в мире, о России и Китае, пробующих их догнать, и о бедном мусульманском мире, который так себя жалеет.

Через два дня будет годовщина взрыва двух башен в Нью-Йорке, под стенами которых я прожил двадцать лет. Я говорил обо всем этом вовсе не для того, чтобы углубиться и обосноваться в цивилизационных проблемах, а для того, чтобы напомнить каждому из нас, что мы живем в этом мире, и что все это в нас, и что наше состояние зависит от состояния мира. Мы можем этого не сознавать, но эта игра, которая разворачивается вокруг нас и в нас самих. Северо-запад Евразии, Америка, Китай, Россия и мир Ислама – вот главные игроки сегодняшнего мира с выраженными позициями, и мы с вами живем на разрыве этих позиций, мы сочувствуем бедным мусульманам которым о ненавистен безбожный Запад, и в общем-то он нам тоже неприятен. Но мы и есть этот безбожный Запад, и мы понимаем, что возвращение в традиционную религию, христианство ли это, ислам ли, для нас невозможно. Мы понимаем что это невозможно, потому что традиционные религии превратились в твердые непрозрачные кристаллы, архаизировались, самоизолировались от реалий сегодняшнего дня.

Меня бы устроил ислам периода его возникновения, христианство периода его зарождения, еще больше мне бы подошел период, когда Будда читал свои проповеди, это был замечательный период, никогда еще человечество не достигало такой высоты духовной культуры, такого пространства смысла. Вы же знаете, что буддизм возник в период когда индуизм достиг своего апогея, и буддизм должен был противопоставить индуизму искушенное миропонимание, а христианство возникло когда шел, шла работа танаев и амореев над Талмудом. Это был пик иудейской культуры. И ислам тоже возник в очень знаменательное время, шестой-седьмой век. Сейчас у нас нет пика никакой культуры, мы с вами обкрадены своим временем, мы живем на фоне смысловой паузы, ничего за нами не происходит. Только осознав, что мир, который нас окружает, – постиндустриальный, коммерчески-потребительский, финансовый, информационный, инновационный, без метафизики, с одной сплошной технологией и прагматикой – это наш с вами мир, мы можем начать что-то делать. Осознавая что это наша реальность, мы с вами ищем другую реальность. Что же это за реальность, которую мы с вами ищем?

Я говорил вчера, что в начале двадцатого века благодаря известной книге Освальда Шпенглера Запад осознал себя как кризисный и движущийся к гибели. С тех пор вот уже целое столетие Запад по-прежнему лидирует во всем мире. Что ж, по историческим мерам, столетие – это не так уж много. Рим закатывался пять или больше веков. Мы с вами все западники, хотя и любим Восток. На самом деле нам одинаково близок и Запад, и Восток. Но Запад и Восток – это несводимые системы. Их нельзя объединить на основании общих мест и компромиссов. Для объединения нужны серьезные метафизические основания, нужен поиск новой метафизики.

Для очень многих эзотеризм сегодня сводятся к психотехнологиям и тренингам. Какие технологии вы применяете, спрашивают нас приходящие к нам искатели. Они не спрашивают, как вы объясняете мир, как вы видите человека, какова структура человека в вашем понимании, как будто здесь нет проблемы и ответ на этот вопрос абсолютно ясен. Согласно буддизму, человек и весь сансарный мир – это пустота, пустотность, а согласно западным эзотерическим воззрениям человек – это матрешка, одно тело в другом, другое в третьем,  третье в седьмом. А сколько еще есть других мировоззрений.

Мы как направление живем в пространстве смыслового поиска, в отличии от очень многих других эзотерических движений и групп. Мы не претендуем, что мы все знаем, мы признаемся, что мы не знаем самого главного – мы не знаем кто мы, как мы устроены, что это за странный шатер, в котором  мы все сидим, как мы здесь оказались. Мы не знаем, что находится внутри и вне этого шатра, это уже не материализм и не идеализм, не социализм и не капитализм, это какая-то иная не вербальная форма нашего существования. Что за двуногие трехмозглые звери ходят внутри и вне этого шатра, что за планета, на которой мы обитаем рядом с муравьями, зайцами и гостями из космоса, планета, летящая невесть невесть куда или покоящаяся на черепахе, что это за Космос с мириадами звезд, туманностей и галактик и зачем такая трата межзвездного материала и такая скупость на понимание? И что значит Бог, у которого этот космос лежит на ладони как снежинка? Признаемся, что мы ничего ни о себе, ни о Космосе, ни тем более о Боге не знаем.

Потому давайте перейдем к более надежным вещам. Для нас, со всеми нашими неразрешимыми апориями, категорическим императивом является борьба, которую мы ведем. Мы ведем борьбу реальности с нереальностью, мы ведем борьбу того, что должно быть, с тем, что нас обманывает. Речь идет не о философии, не о морали, речь идет о реальности нашей жизни. Мы полагаем, что у нас есть базовая интуиция того, что реально, а что нереально. Основания этой интуиции – в нашей истории и в нас самих. У нас за спиной большая человеческая история, и мы не первые задаем эти вопросы. Многие важные ответы человечество давно нашло и утратило. Ни одна ограниченная философская и мифологическая, а тем более научная система не дала и не могла дать нам смысловую опору для нашей жизни и борьбы. И для этого было много причин.

Начнем с того, что ни один ответ, зафиксированый в словах или математических формулах, нас не устроит – очень скоро мы начнем под него подкапываться и в конце концов опровергнем его или сделаем частным случаем более широкого понимания. Природа реальности не подлежит обнаружению, Изида принципиально не может быть раздета. Но она может быть услышана нашей интуицией, нашей жизнью. Мы можем и должны бороться за смысл, разгадывать смысл, узнавать его в кидаемых нам подсказках. Мы строим плоты и плывем на них по реке жизни. Мы как будто подгребаем к тому острову на котором написано «Да, это правда, это реальность, это моя судьба, это подлинно». И отгребаем от другого острова, где повешены декорации и скоро их снимут. Мы ищем смысл, мы ищем реальность. Эта реальность для нас не материальность и не формула, а то, в чем я оживаю, где мир меня не давит, а приглашает быть активным, быть самостоятельным, быть творческим, создавать и отстаивать свой собственный смысл. Есть смысл – я просыпаюсь, бодрствую, нет смысла – торжествует сон души. Смысл – это состояние резонанса и ясности, пробуждающее во мне высшую причастность и озарение, которое входит непосредственно в нашу психическую кровь и становится осью нашей судьбы.

Мы ведем отчаянную борьбу за свою судьбу, за свою жизнь. Нет более важного посвящения, чем посвящение каждого из нас в свою собственную судьбу. Мы живем вне своей судьбы, наша судьба кем-то и как-то создается: случайно родился, случайно женился, случайно умер … Мы понимаем, что наша жизнь, единственная или множественная, это колоссальная ценность, и мы понимаем, что только реализованное существо реально, а не реализованное существо подчиняется закону больших цифр. Нереализованный человек вечно едет в метро, он всю свою жизнь находится в чужом пространстве, и потому мы собрались здесь в этом шатре, что мы, сидящие здесь, полны решимости бороться за своё пространство, свой смысл, искать его и не сдаваться. Именно это христиане называли спасением, а буддисты – нирваной. Друзья, спасайтесь кто может! Нам надо быть мудрыми как змеи и наивными как голуби, чтобы спастись. Спастись от гибели в бетономешалке современного мира. Спасайтесь без гарантий. Плюньте на тех, кто дает вам гарантии, будь то религия, будь то идеология, будь то наука.

Следующая вещь, которую заметил каждый, это то, что мы живем на некоторой кривой состояний, то мы находимся в светлом состоянии наверху, то в темном внизу, то у нас руки дрожат и в глазах темно, а то нам кажется, что мы вынырнули и все понимаем. Вверх-вниз, вверх-вниз, выше, ниже. И первое, что мы понимаем, это что большую часть своей жизни мы проводим в состоянии некачественном с точки зрения наших собственных критериев. Со временем, с возрастом мы вырабатываем критерии качественных состояний, и наша борьба за реальность превращается в борьбу за качественное состояние. Мы видим у себя некоторый диапазон состояний, каждый может на белой бумаге начертить этот диапазон: вот моё самое низкое состояние, вот моё самоё высокое состояние. В этом диапазоне я живу. Мы называемся Институтом культуры состояний, подобно многим духовным центрам, которые называют себя институтами. Георгий Иванович Гурджиев был первым, кто назвал созданное им заведение Институтом гармонического развития человека, для него важна была гармония, мы делаем акцент на работе с состоянием. Вот уже десять лет мы вдумываемся  в то, что же такое состояние.  

***

А вот новые люди, пришедшие сюда, что вы понимаете под состоянием? Что это? Можно ли это измерить? Чем?

Настоящим.  

Объясните, как можно измерить состояние настоящим?

Измерить как длину…, поскольку я еще жив.  

Измерить как ваше состояние …

Измерить как моё состояние в одно и то же время, ведь время не останавливается. То же в движении.  

А срез вы можете сделать? Допустим от восьми до девяти вечера.

А что срезать ? Моё состояние подтверждается тем, с чем соприкоснулся я сейчас. Сейчас я соприкасаюсь со всеми вами, которые здесь сидят. Моё состояние изменилось с того момента, как я зашел сюда.  

Скажите, а как вы измеряете состояние?

А я не измеряю, есть ли смысл для меня измерять, если я  получаю удовольствие от перемены этих состояний. Я наслаждаюсь тем, что моё состояние меняется, меня это устраивает.   

А если оно изменяется к худшему и вы попали в зловонную яму, вы наслаждаетесь?

В данный момент я сижу здесь и наслаждаюсь.  

Вы сказали, что можно измерить состояние, поэтому я обратился к вам как к первому человеку, который измерил состояние, и обрадовался, что нашел такого человека и могу у него этому научиться.

Измерять состояние не в отрезке. Измерять его своим ощущением, как измерить памятью то, что я ощущаю сейчас. Это моё состояние в данное время, сейчас.

Если иметь вторую половину этого отрезка, то, вероятно, его можно измерить, но пока что я еще жив. Я измеряю разностью состояние, оно разное поэтому измеримо. Разностью.  

Так.

Разве нет ?  

Вы знаете, мы с вами по-разному хотим понять состояние. Вы можете отследить своё состояние и перемену его. Вы можете увидеть переходы, можете увидеть цвета или гамму. Я же говорю сейчас о качестве состояния. Есть у нас критерии качества?  

***

Пожалуйста, девушка.

Я… Я еду в метро.

Так.

Вот моё состояние.  

Ваше сейчас?

По вашим словам…я еду в метро.  

То есть, вы сравниваете свое теперешнее состояние с состоянием, в котором вы едете в метро.  

***

Прошу вас.

Мне кажется субъективное ощущение степени светимости, наполненности, легкости являются критерием того или иного состояния. Для меня еще два критерия важно: это выравненность, сбалансированность его или комковатость и – цельность или деформированность.  

Очень хорошо.

Это основано на самоощущении.  

Очень хорошо.

А можно ли светимость определить аппаратами, я в этом не совсем уверен.  

Очень хороший организованный западный ум. Вы выжали максимальное из задачи, поставленной мною сейчас. Давайте попробуем пойти чуть-чуть дальше. Давайте скажем, что когда вы находитесь в мрачном угнетенном состоянии, вы вряд ли помните, вряд ли способны нести в себе всю полноту света ваших хороших состояний. Но напротив, когда вы находитесь в легком, светлом, высоком состоянии, вы можете видеть весь диапазон до самого низа и вы сожалеете о своих темных минутах. То есть, состояние может быть оценено с высоты самых ясных ваших состояний. Теперь давайте предположим,  что есть человек, который посвятил свою жизнь борьбе за ясность, за свет, он достиг тех высот, которых вы не достигли и я не достиг. Он оттуда может оценить ваше и моё состояние и сказать: «В твоём состоянии, Аркадий, недостаточно пластичности, гибкости, а в твоём состоянии – вас зовут Андрей? – в твоём состоянии Андрей недостаточно яркости, выраженности, хотя внутренний свет там есть». Критерием состояния является высокое состояние, и в этом состоянии мы можем регулировать свои состояния, контролировать и культивировать их. Важные вопросы должны решаться в ясных, высоких состояниях, а важнейшим для нас с вами, Андрей, вопросом является наша судьба, и поэтому, чтобы построить свою судьбу, нам надо начать со стабильно высокого качественного состояния. Анатолий любит историю о человеке, который шел по улице и упал в яму. Он чертыхаясь вылез из этой ямы и пошел дальше, виня городские власти. На следующий день он снова упал в эту яму, вот он опять начал кого-то винить. На третий день он снова шел по той же улице шел и упал в яму и вдруг он задумался, а может быть я в чем-то виноват? Может быть причина во мне? Я же мог обойти это место. На четвертый день он шел, помнил, но все равно упал в эту яму. Такова наша ситуация, мы учимся на ушибах вниманию к своему состоянию. А человек из этой истории был забывчив, он думал о чем-то другом, когда попадал я яму.

Мы должны не забывать о нашей задаче – определить свою судьбу, сделать её осмысленной, качественной и реальной, а не страдательной, и для этого нужно сначала увидеть её с высоты наших хороших состояний.  


***

Пожалуйста.

Возможно ли адекватно рассуждать и понимать то состояние, в котором мы находимся, не соглашаясь с действительностью? Действительность того человека, который упал в яму, в том, что он в настоящий момент находится в этой яме. Как человек, желающий себе лучшего, он может выйти и идти дальше. Соприкоснувшись с неблагоприятными состоянием, человек должен привести себя в лучшее состояние, а не бороться с предыдущим состоянием, которое уже было, и оно в прошлом. Не возвращаться в прошлое и бороться с ним, а идти в будущее. Бороться с кем, с собой ? Бороться с собой из-за того, что я упал в яму или на меня вылили воду? Но это уже произошло.  

Как вас зовут, простите ? Можно ваше имя ?

Вахаг

Вахаг. Вы знаете, я не вижу, где я мог бы вам возразить. То, что вы говорите, прекрасно дополняет то, как вижу эту проблему я. Я благодарю вас и за эти мысли, и за ясность изложения. Я хочу предложить вам следующий шаг нашей работы. Он заключается в том, что очень трудно формализовать, определить своё состояние. Оно не укладывается в прокрустово ложе нашей логики, оно все время выходит за пределы нашего ума. Будем об этом думать.  


***

Какое у вас сейчас состояние, вы можете объяснить ?  

Я не могу дать точное описание моего теперешнего состояния. Я могу сказать, что оно активно, инициативно, что оно, без сомнения, положительное. У меня кошки на душе не скребут, нету боли, мучений, есть радость… Я знаю, что я нахожусь в кругу друзей, и у меня нет напряжения. Я чувствую тепло, идущее от друзей, и безусловно чувствую энергию круга. Это особая энергетика с которой мы работаем уже много лет, это токи, которые идут по кругу и через круг. Ну вот, Вахаг дал нам всем задание посмотреть на своё собственное состояние. Поскольку определить его очень трудно, можно поговорить о нем вокруг да около. Давайте попробуем немножечко с этим своим собственным состоянием поработать.  

Давайте попробуем сделать несколько простых вещей. Я хочу, чтобы вы окинули взглядом – включив слух, зрение, обоняние и другие тонкие ощущения – то, что вы перед собой видите. Вы видите достаточно необычную картину. Сидит тридцать людей, и ведется разговор о культуре состояний. Культура состояний оказывается связанной с судьбой каждого из нас и с миром, в котором мы живем. Она связана с реальностью, к которой мы стремимся, и реальностью, которую мы воспринимаем как недолжную, как яму, из которой мы хотим выйти. Это вовне. Что происходит внутри нас? С открытыми глазами попробуйте опрокинуть себя вовнутрь своего собственного мира. Такой ли он маленький, собственный мир каждого из вас? Это ваши мысли, это ваш эмоциональный барометр, это ваше тело, это ощущение вашего тела, это ваша память, ваши близкие, ваша работа или место учебы. Вот девушка, она все еще едет в метро, хотя сидит с нами. Кто-то из вас спит, хотя сидит здесь в круге. Это происходит внутри. Объем вашего внутреннего мира намного больше, чем внешнего. Это ваши прожитые годы, это ваши родители, ваши деды, это целая вереница ваших знакомых. Это ваши будни, ваша квартира или комната, ваша кухня, ваш чайник, братья и сестры, книга, которую вы читали вчера или сегодня. Страхи, которые вы испытывали, надежды, которыми вы полны. Итак, вот два мира, мир внешний, перед нами лежащий, мир внутренний, глубокие слои которого скрыты в вашей бездонной памяти. Ваше теперешнее состояние это баланс внутреннего и внешнего. Представьте себе две гирьки, справа внутреннее, слева – внешнее или наоборот.

А теперь я хочу дать вам один инструмент, в котором отразится полушарие вашего внутреннего мира и полушарие вашего внешнего мира. Этот инструмент называется зеркало. Представьте себе,  что вы – это зеркало. Ваше я, Андрей – это зеркало. Моё я – это тоже зеркало, мы видим два этих мира в зеркале. И мы видим их не как разделенные, а как два полушария одного шара. Побудьте какое-то время зеркалом. Предположим, вас нет, убрали зеркало, но вот вы появились, появилось зеркало. Войдите в это объемное состояние, в котором нет мыслей, нет памяти. У зеркала нет памяти. Зеркало отражает. Оно не мыслит. Пробуйте быть зеркалом, статичным, ровным, безразличным, чужим, холодным зеркалом вашей собственной жизни. Так мы смотрим друг на друга, ведь мы друг для друга являемся зеркалами. В моем зеркале отражаются Ира и Катя. А я отражаюсь в вашем зеркале. Смотрите на себя на этой поверхности, что вы там увидите. Вы вышли уже из своей внешней и внутренней полусфер. Вы стали белой блестящей плоскостью. Теперь вы только зеркало, а вас самих нет. Представьте себе пустое зеркало. В нем есть только свет, только ясность, но нет мысли, нет судьбы, нет состояний. Вы вышли из тела и ума и вошли в чистое состояние. Попробуйте прожить пол минуты без мыслей. У вас открытые глаза, но вы ничего не видите ни снаружи, ни внутри. Это чистое состояние, осознание или пребывание. Состояние Самосветящееся Ясности. Сохраните его или хотя бы память об этом состоянии.

До следующей встречи.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить