Пшада 2009г. Путь жизни и путь смерти. Запись 1-ой беседы А. Ровнера

Человек, у которого мы заимствуем очень много идей и энергии − Георгий Иванович Гурджиев −  пишет о двух потоках. Эти два потока перекликаются с двумя путями жизни из ранней христианской литературы, из Учения 12 апостлов.
Есть путь жизни и есть путь смерти, и мы не можем находиться где-то посередине, мы не можем перескакивать с одного на другой.  Мы либо идем путем жизни, либо идем путем смерти. И Иисус говорит, что широкий путь нам не годится, наш путь узкий. Узкий путь − это путь жизни, это трудный путь. Широкий путь − это путь большинства.

Вся история человечества свидетельствует о том, что человечество находится в ущербном состоянии. Вся история человечества − это история войн, глупостей, преступлений, история, от которой ничего не остается.  Кто помнит какого-нибудь Филиппа или Максима, котрый жил в Греции тысячу или две тысячи лет назад или в прошлом веке?  Кто запомнит наши имена и вспомнит их в следующем столетии? Человечетво находится в очень плохом состоянии. Гурджиев называл это состояние сном, беспамятством. Иисус называл это состояние духовной смертью. И воскрешение Иисуса − это метафора пробуждения от смерти, в которой мы все живем.

Путь смерти − это путь миллионов, это путь, который выражается слепой азартной жизнью: исполнение желаний нашего тела, наших эмоций, нашего ума. Азарт социальной жизни: добиться, захватить, укрепиться, установиться, подняться по социальной лестнице.  Однако плох азарт, который тебя поглощает, и ты безумствуешь и губишь себя для того, чтобы получить следующий чин, занять следующую ступеньку. Вот это и есть путь смерти, когда человек слепо, азартно проживает свою жизнь. Путь жизни Гурджиев связывал с Работой. Работой Гурджиев называл духовные усилия, усилия выхода из ущербного состояния.

Каждое духовное учение имеет свой миф. У христиан есть рассказы об Иисусе, о Деве Марии, апостолах, очень проникновенные, очень сильные.  Мы тоже работаем с мифом, у нас тоже есть свое толкование жизни. Это толкование очень простое. Оно начинается с того, что человек  в позиции 0 на эннеаграмме − это слепое существо, не помнящее себя, живущее автоматически, механически, слепо. Вспомните свое детство. У нас слепое детство, но потом, выйдя из детства, мы начинаем азартно жить, жадно жить, нам хочется первую сигарету, первого поцелуя, превую рюмку. Нам всего хочется, нам все интересно, мы не можем утолить это желание испробовать все.

Сенека пишет своему другу Люцилию: «Ты боишься умереть, но признайся, в этой жизни ты уже все перепробовал и знаешь, что ничего нового ты уже не получишь». И мы с вами уже не получим ничего нового в супермаркете жизни. Надо искать где-то в другом месте, на узких путях, которые выбирают немногие. В позиции 0 начинается движение, и оно абсолютно слепо, оно похоже на движение мышонка, птицы, овечки − такие мы в позиции 0. От 0 до 1 мы живем так, как нас запрограммировало общество, начиная от мамы и кончая университетом, сослуживцами, телевизором и прочими «программистами», которые оказываются на нашем пути. Мы − продукт общества, мы сделаны этим обществом, мы изделия этого общества. Вот исходное состояние каждого из нас. Мы с вами можем двигаться по часовой стрелке − от нуля до девятки. И у нас разные судьбы: одному дается больше, другому меньше. У одного тяжелая наследственность, что-то ему передано от папы, мамы, бабушки, соседа, другого это мало отягощает.

У одного судьба благоприятная, у другого она менее благоприятна. Те, у у кого судьба неблагоприятна, те всю жизнь продолжают жить между 0 и 1. А у кого она благоприятная, у кого хорошая судьба, те в точке 1 оказываются в страшном кризисе. Тут начинаются мучения, связанные с тем, что человек видит бессмысленность жизни, неизбежность смерти и негодность всех программ, которые в него вложили. Он начинает видеть, что рядом с христианством есть чудесный буддизм, изумительный ислам, есть множество интересных религий           , которые не согласуются с христианством и даже друг с другом.              В точке 1 начинается страшный разлад внутри человека. Этот разлад описан Паскалем, Толстым и многими другими. Это разлад между программой и опытом. Опыт подсказывает человеку, что программы, вложенные в него его средой, ограничены и порочны. Он обнаруживает, что у него нет своей надежной программы, смысла жизни. Он его ищет и не находит.

И вот здесь самое лучшее время вернуться назад из точки 1 в точку 0 и забыть о тревогах, вернуться к бездумной жизни, которой живут миллионы. Если забыть о тревогах, перестать беспокоиться, тогда программа большинства благополучно доведет человека до смерти. Это программа без надежды. Умрите, и вы будете счастливы. Живите без души и будьте счастливы, потому что в точке 1 начинается борьба за душу. Начинается борьба за свою судьбу и борьба жестокая, потому большинство людей, подойдя к этому порогу, возвращается и забывает о своих страданиях. Они не хотят думать, они выросли и сформировались в каком-то круге, круг дал им их программу, и этого им достаточно. Неделю назад я говорил в Риме с католичкой Джеральдиной, она говорила: «Я ничего не хочу знать, я выросла в католичестве, и мне очень приятно бывать на католической мессе». Я с ней не стал спорить. Кому-то приятно ходить в марксистский кружок, кому-то – на футбол, а Джеральдине приятно ходить на католическую мессу. Все это имеет право быть. Счастлив тот, у кого нет души, говорил Гурджиев, счастлив тот, у кого есть душа, но горе тому, кто находится между двумя стульями. Горе людям, ищущим себя. Это тяжелый путь, очень тяжелый. И все же это путь не безнадежный, это путь жизни.

В точке 2 кризис доходит до предела. Это мучительный момент, потому что общество давит на человека и пробует его духовно кастрировать, пробует, как на прокрустовом ложе, отрезать все лишнее: голову, ноги, мысли, волю, − и  отрежут, чтобы он стал похожим на всех, чтобы он не барахтался. Если человек продолжает упорствовать, то в результате душевного кризиса в точке 2 он может сойти с ума, он может заболеть тяжелой болезнью, он может покончить с собой. Все это возможно в точке 2. Потому что здравый смысл говорит: выхода нет. Ответа на вопросы «для чего я живу?», «как мне жить?» нет, его нет принципиально в той плоскости, в которой человек, запрограммированный обществом и контролируемый обществом, эти вопросы задает. Лишь в редчайших случаях человек, который достиг точки 2 и который вопреки здравому смыслу продолжает искать, может в точке 3 получить помощь. Но для этого ему нужно быть способным получить помощь.

Большинство людей не хочет получить помощь. Большинство хочет отчаиваться и жалеть себя: все ужасно, все катастрофично, выхода нет, помощи быть не может. Ну кто мне может помочь? Никто не может, все вокруг находятся в еще более катастрофичном положении. Но человек, способный победить в себе отчаяние, человек инициативы может получить помощь в точке 3 и заплатить за эту помощь.

Понятие платы − это важнейшее понятие в нашей жизни. Ничего не дается бесплатно. Баз труда нет калачей, говорил Иван Яковлевич Корейша. И без платы нет тоже калачей. Есть калачи, но очень скоро они зачерствеют. И они очень быстро заканчиваются без реальной платы − в чем бы эта плата ни выражалась. В нашем круге есть традиция: человек платит сердцем, платит любовью, платит заботой, платит Работой. Если всего этого у него нет, он платит деньгами. Скоро он начинает понимать, что только дурак платит деньгами, умный человек платит любовью, заботой, талантом, способностями. Вот здесь происходит важнейший переход из точки 2 − точки отчаяния − в точку 4, в которой мы сейчас все с вами находимся.

Точка 4 − это очень любопытная точка, тут собираются единомышленники: у нас  с вами так много общего, мы любим друг друга и хорошо понимаем друг друга. Мы все духовные искатели, мы, может быть, даже что-то уже нашли, мы такие умные, такие добрые, у нас такая хорошая атмосфера. Точка 4 − это место самоуспокоения и идеального разрешения всех проблем. На самом деле ни одна проблема у нас не решена. Но мы создали такой уютный мир и притворяемся друг перед другом, что мы что-то нашли. Другие претворяются, что нашли это в церкви, в каких-нибудь йоговских, суфийских и прочих компаниях. В1960-е годы такая компания называлась «духовкой».

Вот что происходит в точке 4: человек остался таким же, как и в предыдущих точках, но он создал коллективный механизм самообмана и приятного времяпрепровождения. Все, здесь на номере 4 мы с вами остановились. Дальнейшие номера нас с вами не касаются. Дальше идет речь о других людях. А мы с вами находимся вот здесь между нулем и четверкой. Некоторые переживают вялый кризис, который длится у них всю жизнь, они всю жизнь сидят в точке 1. Отчаяние точки 2- это очень редкая вещь. На грани самоубийства, сумасшествия. безумия, катастрофы. Помощь в точке 3- это великая привелегия. За нее надо платить авансом или позже. До или после, но приходится платить и платить очень дорого, в реальной валюте. Точка 4 − это уютное место, где мы с вами сидим, и никто нам не мешает. Что дальше? А дальше, если это совестливый человек, он опять пойдет узким путем на еще более высокую и неприступную гору в точку 5. Эта точка 5 еще более мучительная, чем точка 2. Человек говорит себе в точке 5: я ничего не достиг, не создал, я нашел для себя тусовку, мне уютно, но где мое Я? кто Я? что Я могу? чего Я стóю? Это все происходит в точке 5. Человек вышел из состояния отупляющей приятности и оказался перед самим собой. Ужасное состояние лицезрения правды о себе. Что делать? Куда идти? Все учителя, все учения, все умные мысли остались в предыдущих точках, а здесь человек стоит голый перед самим собой. Он знает, что он ничего не достиг.

Эннеаграмма − это схема, которую Гурджиев предложил своим ученикам в Москве и в Петербурге в 1913−1914 годах. Это очень полезный инструмент, позволяющий нам зафиксировать: я нахожусь в точке 0 или я нахожусь между нулем и единицей, или я нахожусь между единицей и двойкой, или же − в точке 2, далее:  я получил помощь в точке 3, я вошел в точку 4. Что дальше? Хочу ли я всю жизнь тусоваться в мечети, в йогическом клубе, в гурджиевском кружке? Или я хочу выйти из этой приятной компании и задать себе вопрос: кто я, что я? Вопрос этот простой, но ответ на него простой. Я никто, я ничто. Я должен что-то из себя сделать. Каков замысел меня? Для чего я пришел сюда? Для чего меня впустили в этот мир? Хочу ли я быть собой? И дальше: могу ли я стать собой? Могу ли я стать чем-то реальным, стоящим, подлинным? Могу ли я надеяться когда-нибудь ступить на твердую землю реальности? Вот это и есть страшные вопросы, которые окружают человека в точке 5.

О  дальнейших шагах мы с вами можем рассуждать только теоретически. Если накал достигает большой силы, если приходит помощь в точке 6, если человек за эту ультимативную, предельную помощь готов заплатить жизнью, тогда он переплывает реку жизни и смерти и оказывается в точке 7. Это действительно река жизни и смерти. Точка 7 не находится в этом мире, она находится в другом мире. Человек обретает под ногами почву, он выходит из болота на твердую землю, terra firma. В точке 8 он делает эту реальность своим домом, он не просто выбрался из болота, он освоил этот новый мир. Мы говорим сейчас с вами о чем-то непонятном. Иисус называет эту точку Царством небесным, и говорит, что туда очень трудно попасть. Здесь, в точке 8, Царство небесное становится человеческим домом.

И, наконец, интересная точка 9/0. Здесь в этой точке происходит разделение. Путь заканчивается, здесь человека принимает Небо, здесь никакой инициативы не нужно. Но он не весь уходит на Небо, на небо уходит одна его часть. А другая остается на Земле. Я имею в виду не только его тело, которое разлагается или сжигается, я имею в виду его душу, его переживания, его индивидуальность. Вот это остается здесь в виде мышонка, крысенка, овечки, т.е. в виде каждого из нас, и начинается новый цикл оставшегося на земле существа с точки 0.

Для многих точка 5 − это точка возвращения. Очень много героев, достигших точки 5, возвращаются, потому что идти дальше страшно. Такова, друзья мои, траектория движения. Есть путь смерти, по нему идут миллионы. Есть путь жизни, по нему идут редчайшие единицы, их все меньше и меньше. В точке 4, может быть, есть сотни и тысячи, а в точке 5, может быть, десятки − редкие ее достигают.

Что такое Работа? Работа − это сознательное собирание субстанции души. Что это такое? Что такое субстанция души? У меня нет ответа на этот вопрос. Но Работа бессмысленна, если я буду просто совершать усилия. Зачем эти усилия? Как увидеть эти усилия? Как их отмерить? Если вы собираете пуговицы, вы можете сказать: я собрал 10 пуговиц. Если вы собираете деньги, вы можете сказать: я собрал 10 тыс. рублей. А что значит собирание субстанции души? Что такое субстанция души, как ее потрогать, где ее увидеть? Это очень конкретная вещь. Дождевые капли вы собираете. Или собираете мед, или собираете золото, жидкое золото. Это реальность, которая в вас есть. Т.е. вы обладаете некоторой субстанцией души, о которой сами не знаете. Ее надо в себе нащупать, ее надо собрать, ее надо трансформировать. Во что? В пробужденное состояние.

Когда программы, на вас наложенные обществом, мамой и папой, учителем, профессором, подругой, как паутина с вас опадают, и вы ввходите в Реальность, вы начинаете видеть смысл этого мира. Можно ли это передать этот смысл человеку, который находится в точках 0 и 1? Ему нельзя передать этот смысл, этот смысл надо ему завоевать. В буддизме говорится о сокровенном учении Будды. Но никто и никогда это сокровенное учение не изложил. Все, что изложено, изложено, а сокровенное учение Будды в слова не вмещается. И сокровенное значение субстанции души в слова не вмещаются. Ее надо наработать, ее надо нащупать, ее надо заработать, за нее надо заплатить.

Путь смерти − это путь человечества. Путь жизни − это путь очень немногих. Попробуйте представить себе человека, для которого на первом месте будет то, что Гурджиев называл Работа. Который, просыпаясь утром, понимает, что этот день создан для того, чтобы он работал. Как там написано у нас на втором этаже на плакате? «Работа велика, награда велика, работники ленивы, хозяин торопит». Нас торопит наша жизнь, наша смерть Золото нашей жизни транжирится тут и там. А оно должно быть использовано для того, чтобы купить пробуждение. Условия помощи простое: каждый из нас должен быть внутренне мотивирован и должен ставить на первое место в своей жизни Работу. На второе место все остальное. Наверное, нужно начать с очень простого. Проснувшись утром, надо сказать себе: на первом месте духовные усилия, на втором месте все остальное. И дальше расписать усилия, которыми вы готовы заплатить за шанс пробуждения. Кто-то готов заплатить рубль, кто-то − тысячу , кто-то готов заплатить всем. Мы собрались здесь на короткий срок. Работа здесь − это некое внешнее расписание, оно висит там в углу, по этому расписанию вы можете наполнять свою жизнь Работой. Но это только тень Работы, потому что суть Работы − это ваше собственное определение ваших собственных усилий. Никто за вас это не сделает. Никакой духовный учитель не поставит вам эту задачу за вас, не мотивирует вас в достаточной степени, чтобы эту задачу выполнить.

Следует сказать несколько слов о нашей конкретике. Я хочу дать вам некоторые рекомендации на основании опыта прошлых семинаров. Я хочу, чтобы вы сказали «нет» пребывнию на кухне и пребыванию перед кухней. И пребыванию на балконе, приятному провождению времени, когда некуда себя деть, когда выходишь сюда в надежде встретить приятного человека, выкурить с ним сигарету, поговорить, постоять. Я хочу, чтобы вы сказали «да» общим и индивидуальным медитациям в лесу, в горах, возле озера. Я хочу, чтобы вы, если видите человека гуляющего, работающего индивидуально, не подходили к нему и не составляли приятную компанию, а позволяли ему, если он один, оставаться в уединении. Каждому из нас есть над чем поработать. Не ленитесь записывать свои мысли. Заведите себе тетрадочки, блокнотики. Я хочу, чтобы каждый из присутствующих научился строить цепочки заданий, чтобы каждое занятие, которым мы здесь заняты, сопровождалось внутренним тайным занятием, о котором не знает самая близкая подруга. Я хочу, чтобы ваша жизнь здесь была цепочкой усилий, ограничений, самоограничений. Групповые занятия, занятия с Владом по утрам, занятия с Сашей Ксенофонтовой,  Андреем, Женей, с другими − это повод услышать свою внутреннюю субстанцию, из чего мы сделаны, услышать то, что в нас рассыпано и что надо собрать и увидеть, потрогать каким-то особым ощущением внутри. Попробуйте услышать, прикоснуться  к вашей внутренней душевной жизни, к веществу вашей душевной жизни. Это крайне важно, потому что все остальное будет просто механическим: подними руку, опусти руку, подумай о том, об этом. Это все окажется пустым, если вы не нащупаете в себе горчичное зерно, о котором говорил Иисус.

Нащупать и создать − это одно и то же. Оно есть у вас, соберите его, потом посадите и поливайте. Потом работайте с ним. Но найти его очень трудно. Если человек привык всю жизнь разбазаривать все, у него есть, если у него все стрелки направлены в разные стороны, то теперь нужно начать с этим работать. Соберите все это в одну точку или в один поток. Создайте поток в себе, наблюдайте за этим потоком. Кто-то из вас умеет это делать. Кто-то услышал это во время гурджиевских Движений, во время практик Влада или во время каких-либо других занятий. Услыште, зацепитесь за эту реальность, усильте ее. Научитесь получать помощь, научитесь умной и тактичной инициативе. Это основа основ нашей работы. Вы проявили инициативу и приехали сюда. Теперь проявите новую, тактичную, деликатную инициативу и найдите помощь в точке 3, потому что большинству нужна помощь в точке 3.

У вас три дня очень напряженной работы с раннего утра до позднего вечера, напряженной внутренней работы и один день отдыха. Используйте эти три дня, не транжирьте их. Ситуации не повторяются. То, что сложилось здесь, абсолютно уникально. Когда я был юношей, наставник говорил мне, что каждый человек каждую секунду его жизни находится именно в том месте, которое ему нужно для духовного развития. Вы находитесь сейчас именно в том месте, которое нужно вам для следующего шага. Вдумайтесь в это, попробуйте благодарно воспользоваться этим местом, этими людьми. Вот что я хотел вам сказать сегодня. Если у вас есть вопросы, мне было бы любопытно их послушать. Здесь есть совсем новенькие люди, которые не знакомы ни со мной, ни с моими друзьями, ни с ИКСом. Кто вы, что вы? Откуда вы, как вы появились? Спрашивайте. Вот три милые девушки из Самары, совсем новенькие, пожалуйста. Каждый день вы встречаетесь с такой обстановкой, такими задачами? Не каждый день. Пожалуйста.

Реплика: Я здесь случайно, я ничего не читала о вас.

А. Р.: Не важно. Вы здесь услышали что-то.

Вопрос: Хотелось бы узнать, как можно находиться «здесь и сейчас»?

А. Р.: Поставьте себе эту задачу и заплатите за нее. Вот сегодня молодые люди приносили гравий и высыпали его под стену. А вы найдите свой гравий, потому что если вы просто сядете и скажите: «здесь и сейчас», у вас вряд ли что-то получится. Я не хочу вас лишать инициативы и говорить вам: соверши сто поклонов, или поставь свечку, или помой посуду лишний раз. За вас никто не будет решать этот вопрос. Всю вашу жизнь вы либо будете давать себе задания, либо не будете давать их. Если вы не будете давать себе задания, ваши усилия никогда не увенчаются успехом. И вы не сумеете собрать себя и уплотнить время. Лучше всего платить любовью, заботой. То, что вы спросили, делается прямым усилием, никакой техники здесь не нужно. Есть серьезность и концентрация, и надо этому учиться, надо этого добиваться.

Лариса из Краснодара: Что можно считать душевными усилиями? Есть какая-то технология? Утром встал и дал себе задание: сегодня буду работать для души? А что мы можем сделатьдля души?

А. Р: Но христиане говорят, что душу нужно спасать.

Лариса: Помолиться. Да, это понятно.

А. Р.: Нет, спасать душу, а чтобы спасти ее, надо пройти этот путь. Потому что здесь душа погублена, здесь она терзается. Тут она достигла кульминации терзаний. Терзаний, потому что программы − это ложь. Все программы, которые на нас накладывают.

Лариса: Да, я поняла. Т. е. если принять это все, нужно же что-то сделать. Есть какая-то технология? Или нет технологии?

А. Р: Мы с вами дети технологического века. Нанотехнологического. Но прежде всего мотивы. Потом все технологии. Что вам непонятно? «Помолюсь». А дальше что? Вот вы сейчас представили ту ситуацию рассыпанности, размягченности и отсутствия всякой структуры, всякой целеустремленности. Вы не знаете, куда стремиться. И что значит это душевное усилие, и зачем это душевное усилие? Помочь вам очень трудно. Вы должны сначала что-то сделать. Просто по- христиански сделать что-то, чем-то пожертвовать. Отнимите у себя что-нибудь и дайте кому-нибудь. Подруге, дому этому, который нас приютил.

Лариса: А я так часто делаю.

А. Б;Р.: Так вот: это надо делать всегда, а не часто. С утра и до вечера. И это должно стать содержанием вашей жизни, а все остальное содержание вашей жизни должно отступить на второй план. И при этом вы не должны никому ничего демонстрировать. Никто не должен знать. Подруга не должна знать. Мама не должна знать. Это очень трудно. Потому что очень хочется сказать: вот я такая хорошая, соседке цветочек подарила. Вы все делайте запланировано, системно? Делайте с усилием, преодолевая себя?

Лариса: Когда как.

А. Р.: Опять: когда как. Наш путь − очень узкий путь. И он совсем не нужен всем. Блажен тот, у кого нет души, и тот, у кого есть душа, но горе тому, кто пошел этим путем. Потому что это трудно. И совсем не нужно всем идти этим путем. Никто от вас этого не требует. Можно жить спокойно здесь, воздух хороший.

Феликс: У меня один человек спросил, когда я проводил занятие в Одессе, почему надо так двигаться? Почему нельзя сразу от единички к семерочке, линии ведь соединяются? Из двойки в восьмерке. А 4 и 5 можно соединить, т. е замкнуть линию.

А. Р.: Так шли Апостолы Иисуса, так шли три любимых ученика Будды: Шарипутра, Кашьяпа и Ананда. Да, это бывает. Мы можем об этом только вздыхать. Это очень красиво.

Феликс: Когда душа, пусть не до конца, проходит эти круги своим усилием в жизни, то, что накапливается – это золото.

А. Р. : Только лишь если сам человек накапливает, само оно не накапливается.

Феликс: Усилием, усилием.

А. Р.: Например, золотоискатели. У них самих ничего не накапливается, нужны чудеса самоотдачи, чтобы собрать это золото. А если «когда как», то ничего не получится. Так не соберешь даже один грамм золота.

Феликс: А если человек смог за свою жизнь пройти вот этот круг, и просходит распад физического тела, других тел, но ведь вот что-то же остается, что он успел собрать? Что переходит дальше?

А. Р.: В индуизме и буддизме это завершается тем, что человек рождается у благородных родителей. Он благороднорожденный. Он рождается в благоприятных условиях для духовной работы, когда высшая часть уходит на небо, в низшей части, которая воплощается на Земле, что-то остается. Конечно, все мы воплощаемся в разных условиях. Есть благоприятные и есть крайне неблагоприятные условия. Кто-то рождается бодхисатвой, кто-то преступником. Это все только схема, друзья мои. Может быть 48 тысяч  других схем. Это просто способ сказать одну вещь: без труда не бывает калачей. Само собой ничего не может получиться. Гомеры, Бетховены, Моцарты − это не само собой получилось.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить