Владимир Ковенацкий «Я Вечности принадлежу…»



Я Вечности принадлежу...
Голубая страна воды...
ЧЕЛОВЕК С ГОЛОВОЙ КОНЯ
ВОЛК
ДЯДЯ
В темном подвале, в извилистой яме...
Когда заведут голоса непогоды...
КОРОЛЬ САТУРНА
РОМАНС О ЛИЛОВОМ КОНЕ
ЛЖИВАЯ ПТИЦА
МОИ СТИХИ
Горы Каф
МОНАРХИЧЕСКИЙ РОМАНС
Неуютно, тоскливо и гадко...
ОЧЕРЕДЬ
ОТЧАЯНИЕ
Отчего бывает так, не знаю...
Все это, конечно, очень странно...
СМЕРТЬ СТАРОГО МАГА
СОН
ТИШЬ
В тихом омуте водятся черти...
Я устал марать бумагу...
САМОВОСПОМИНАНИЕ
Засветилась плешь на темени...


***



Я Вечности принадлежу.
Она меня содержит.
По ее заказу
Линолеум я режу по ночам
И складываю столбиками строчки.
Я Вечности принадлежу,
А людям (не всем, конечно)
Это невдомек –
То форму на меня они оденут солдатскую,
То выльют на меня своих суждений
Помои теплые,
То оштрафуют
За проезд свободный в троллейбусе...

***


Голубая страна воды,
На тебе не видны следы
И от тех, кто тобою взят,
Птицы – вести не прилетят.

Затонули их корабли,
Рыбьи брюха их погребли,
И оружье их поглотил
В донной тьме неподвижный ил.
Гул прибоя печален, глух,
Превратятся жены в старух,
Возмужают их сыновья,
О походе тоску тая,

Их заманит тропа отцов,
Их замучит неясный зов,
Опротивеет твердь земли
Под ногами, а не вдали,

И настанет для них страда,
И они уплывут туда,
Где горят облаков пласты,
Чтоб найти острова мечты.

***

ЧЕЛОВЕК С ГОЛОВОЙ КОНЯ
Дождь и ветер скреблись в окно,
Было страшно мне и темно,
В эту ночь посетил меня
Человек с головой коня.
Он пришел разогнать тоску
И принес бутыль коньяку.
Стало нам веселей вдвоем.
Он сказал мне: давай споем!
И запели мы Ермака,
Задушевно, не в лад слегка,
И пронзительный ветровой
Был аккомпаниментом вой.
На заре ушел от меня
Человек с головой коня.
Если б он не пришел помочь,
Я б повесился в эту ночь.

***

ВОЛК
Как я выберусь из леса, худ и голенаст,
Под кружок луны из леса, на хрустящий наст,
Как возьму я, задеру я морду на луну,
И завою, и заною, душу всколыхну,
Чтоб моим скулящим воем полнилась земля,
Чтобы в стуже и покое замерли поля,
Чтобы овцы трепетали в теплых закутах,
Чтоб еще сильнее стали мрак, мороз и страх.

***

ДЯДЯ

Мой дядюшка намедни спятил:
Провозгласил в квартире вдруг,
Что не чиновник он, а дятел,
И в стену носом тук да тук.
Забрали дядю санитары,
А комната осталась мне.
Обои порваны и стары,
Портрет Барбюса на стене.
Обрел я — дядюшке спасибо —
Диван, два стула и комод.
Сюда я девку пригласил бы,
Но больно мерзкий я урод.

***

В темном подвале, в извилистой яме,
Тусклые лампочки тьму разорвали.
Скользкие стены, вода на полу.
Скорчился труп в полутемном углу.
Я окровавлен, противник убит.
Лампочка гаснет, но сердце горит!
В темном подвале, в извилистой яме,
Бой топорами, бой топорами...










































Рис.: Дождь

***
Когда заведут голоса непогоды
Тоскливую песню (в ней холод и страх),
Ко мне обогреться приходят уроды
И шумно галоши снимают в сенях.
Я искренне рад посетителям странным.
Поставлю им чаю, нарежу лимон,
Сажусь в их кругу за душистым стаканом
И слушаю говор их, смутный, как сон.
Даю посмотреть им гравюрные папки,
Любовно они разбирают листы,
Потом одевают промокшие шапки
И молча уходят в кромешность и стынь.

***

КОРОЛЬ САТУРНА

Я личность очень незаметная,
Хоть и устроился недурно.
Есть у меня мечта заветная —
Стать императором Сатурна.
Сижу, входящих лица путаю,
Обед невкусный ем в столовой,
И все мне кажется, как будто я
Красавец в мантии лиловой.
Я бал в честь короля Меркурия
Устроил на кольце планеты.
В сосудах ароматы курятся,
Сверкают гости, разодеты.
Кусочки звезд в оправы вставлены,
Как отшлифованные камни,
Ох, размечтался, крыса старая.
На партсобрание пора мне.

***
РОМАНС О ЛИЛОВОМ КОНЕ

Мрак ночной зальет дворов колодцы,
И к подъезду в полночь для меня
Маленькие тихие уродцы
Подведут лилового коня.
Выйду на ступени в желтом свете.
Брошу милым конюхам на чай,
Закорючкой черной на берете
За луну задену невзначай.
О судьбе по звездам не гадая,
Прошлое забуду без следа,
И уеду тихо в никуда я,
Чтобы не вернуться никогда.

***

ЛЖИВАЯ ПТИЦА

По утрам, еще сквозь дремоту,
Я подчас слышу тихий голос,
Очень тихий, ласковый голос!
Говорящий о дальних странах,
О планетах другой системы,
Озаренных звездой зеленой,
О любви прекрасной и светлой.
Это снова ко мне прилетела
И села на снежные ветки
Чудесная, пестрая птица.
На павлина она похожа,
Только хвост у нее покороче,
И на шее не синь, а пурпур.
Голос птицы тихий и нежный,
Он течет, как вино по жилам.
Только я не хочу его слушать.
Я не верю тебе, птица!
Не тревожь, не мешай, не ври мне!
Я возьму ружье духовое,
Я патроны достану с полки,
Прямо в сердце всажу тебе пулю –
Я стрелять еще не разучился!
Упадешь ты со снежных веток,
Трепыхаясь, в сугробы канешь,
Разорвут тебя псы и кошки,
И по перышку дети растащат!
Убирайся, лживая птица!

***
МОИ СТИХИ

Туманным утром, мокрым и холодным,
Я поднимаюсь, в рот кладу три пальца
И задаю протяжный, резкий свист.
И строятся мои стихи по свисту –
Угрюмые, небритые бродяги
С ножами и оружьем скорострельным,
Забрызганные слякотью дорог,
Черт знает как одетые. И я
Иду по строю и лицом светлею.
Я вижу, что они, как я, готовы
Идти за светлую идею в бой,
Что их ножи болезненно остры,
И смертью распираемы подсумки.
Восходит солнце. Зыблется туман.
Крик петуха над неуютным миром.
И я, оглядываясь, говорю:
«Пора, ребята!»

***

Горы Каф

Далеко, за край Фарангистана,
Гибели в пустыне миновав,
Ты пройдешь, и за снастями встанут
Цепи гор, и это горы Каф.

Бурые зазубренные пики
Растерзают синий небосвод.
Диких дэвов, джиннов черноликих
Здесь в пустыне скопище живет.

Здесь живут и ласковые пэри –
Каждая как солнце хороша.
В сонной плоти пробивая двери,
В этот край уносится душа,

И за горы, в райские поляны,
В светлый мир без горя и забот;
Вот что там, за гладью океана –
Знай, нетерпеливый мореход.



































Рис.: "Вы понимаете, доктор?"

***
МОНАРХИЧЕСКИЙ РОМАНС

Прозвучал таинственно и нежно
На балконе голубиный стон.
В мантию закутавшись небрежно,
Император вышел на балкон.
Возле самодержца не стояли
Стражники с оружьем под полой.
С набережной узкого канала
Дворник помахал ему метлой.
И, как провинившиеся духи,
Медленно с уходом темноты
Расползались пьяницы и шлюхи
И вконец охрипшие коты.
Наступила утренняя свежесть –
День и ночь связующая нить.
Сумасшедший добрый самодержец
На рассвете вышел покурить.

***

Неуютно, тоскливо и гадко.
В подворотнях стоят упыри.
Бредит похотью ночь-психопатка,
Далеко, далеко до зари.
Узкий месяц в сиянии тусклом –
Как предвестник грядущей беды.
На асфальте заплеванно-гнусном
Я целую Ее следы.

***
ОЧЕРЕДЬ

Духотища, пыль и зной,
Прямо пекло сущее.
У палаточки пивной
Очередь длиннющая.
Кружек блеск,
На мордах глянец...
Из проулка не спеша
Вышел пьяный оборванец
С автоматом ППШ.
Эх, и дал он очередь!
Уложил всю очередь...

***

ОТЧАЯНИЕ

Я только грязная кошма
Для зада тяжкого беды.
Вся жизнь моя – сплошной кошмар,
Сухое русло без воды.
И лес проклятий сучья сплел,
Меня замкнув в своем кругу.
А у костра своей любви
И рук погреть я не могу.

***
Отчего бывает так, не знаю,
Но приходит вдруг издалека
Злая, непонятная, глухая,
Иррациональная тоска.
И тогда, ее придавлен силой,
Верный штихель выронив из рук,
Вижу вместо лиц – свиные рыла,
Вместо речи слышу мерзкий хрюк.
И мечусь по городу я шало,
Зданья пролетают, точно сны,
И готов заплакать я устало
На груди у каменной стены.

***
Все это, конечно, очень странно,
Все это, конечно, очень дико,
Если вдруг из незажившей раны
Вырастает красная гвоздика,
Если человек гвоздику эту
Бережно сорвет и ставит в воду,
Чтоб она была поближе к свету
И видна досужему народу.

***
СМЕРТЬ СТАРОГО МАГА
Он умер, старый маг, последний маг земли.
Смотрели молча дети и старухи,
Как гроб дешевый на плечах несли
Со стариком видавшиеся духи.
Два викинга в чешуйчатой броне,
Философ Ницше и писатель Гоголь,
И, следуя за ними в стороне,
Художник Рубенс нес венок убогий.
Теперь тому, кто стонет без любви,
Не будет утешенья ниоткуда.
Теперь тому, кто буднями забит,
Не будет даже маленького чуда.
Он умер, добрый маг, последний маг земли!

***
СОН

Приснилось мне – я прекрасный принц,
На мне золотой камзол,
И утром мне подают коня,
Белого, как молоко.
Приснилось мне, что лунная ночь
Дыханьем любви полна,
И тело прекрасное, как любовь,
Целую я в душной мгле.
Когда я проснулся, я понял вновь,
Что день безнадежно сер,
Что я инвалид без обеих ног
И был накануне пьян.

***
ТИШЬ

В тиши полуночной сижу
И тихо штихелем вожу.
Змеится стружка; желобок
Приятно ровен и глубок.
На батарее дремлет кот,
На окнах искрящийся лед,
За ним глухая чернота
И пузо ходит у кота.
Часы стрекочут: мерный стук
И в нем приглушенный испуг.
Густеют тени по углам,
Блестят картины охрой рам,
На окнах искрящийся лед.
Со мною только белый кот.




***

Рис.: Вдохновение


В тихом омуте водятся черти.
Коль не верите – лунной порой
Вы мое сообщенье проверьте,
Притаившись за старой ветлой.
Вы услышите визги и всплески,
Вы увидите мокрую шерсть.
На корягу в серебряном блеске
Вам захочется с ними присесть.
Вы поймете, как грустен и жалок
Наш привычный уклад городской
Без прозрачного смеха русалок,
Без луны над туманной рекой.
И достанет тоска до печенки,
И захочется вам, как и мне,
Чтоб на пальцах росли перепонки,
Чтобы вздыбилась шерсть на спине...
Там, где ив наклоненные ветви
Серебристую ловят струю,
В тихом омуте водятся черти,
Я вам честное слово даю!

***


Я устал марать бумагу,
Есть шашлык и тесто булок,
И пошел я в гости к магу
В Старохамский переулок.
Небо сыпало на крыши
Серебристым звездным маком.
Мне открыл, пароль услышав,
Старикан столетний с гаком.
Брови у него нависли,
Я сказал ему недлинно:
Ты меня не превратишь ли
В златовласого пингвина?
Снится мне пустынно-синий
Океан, и в нем торосы.
Исключает быт пингвиний
Все сомненья и вопросы.
Бороды седые пряди
Растеклись по брюкам старым.
Он ответил: дружбы ради
Превращу тебя задаром.

***
САМОВОСПОМИНАНИЕ

Что-то важное забыл я,
Не могу припомнить что:
То ли съесть сырок с ванилью,
То ли вычистить пальто.
Может сбегать на Покровку
В кулинарный магазин?
Может выпить поллитровку
С исполнителем картин?
Что-то важное. Но что же?
И припомнить нету сил.
Вспоминаю. Боже, Боже!
Самого себя забыл.
***
Засветилась плешь на темени.
Стала твердою рука.
Сколько мне осталось времени
До последнего звонка?
Ждет резца прикосновения
Полированная медь.
До последнего мгновения
Только б, Господи, успеть!

***

Рисунки и гравюры - http://www.archives01.com/4W/Kovenatsky.htm
Сайт, посвященный жизни и творчеству В.Ковенацкого

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить