Николай Боков "Два богатыря"

Есть на Псковщине село Большой Таран со своей неповторимой древней историей. После кропотливой работы местные краеведы сумели прочесть на бересте фрагмент былины 17 века, повествующей о возникновении поселения. Его публикует творческое объединение «Ваня и Минотавр».



Как сбирался наш Китаеб-богатырь


Да чухонцам сизым наставленье дать,


То садился он во махину свою


Четырехколесную иноземную.


Как помчался он, добрый молодец,


Токмо свищет ветр по ушам его,


Свояки позади да покряхтывают.


Видит он посреди гульбы


Дом построенный да с колоннами.


А ворота там все железные,


Со скрипучкою отворяются.


И стоит на крыльце красна девица,


Не про всякого она здесь стоить,


Не на каждого очами зыркает,


И зовут ее Сапгырь-богатырь.


Как увидел то воин-молодец,


Все задвигалось у него да поднялося.


Фтомобиль его встал будто вкопанный.


Возгласил он тогда звучным голосом:


Ты почто стоишь, будда важная,


Что ты варишь тут, да торгуешь чем?


А Сапгырь молчит, токмо зуб свистит,


Да в котле своем все помешивает,


На проезжего да поглядывает.


Расстегнулся тут Китаеб-богатырь,


Размахнулся им да и так взглянул,


Что Сапгырь-богатырь обомлела вся,


Закричала она не своим голосом,


Не своим голосом, и не Америки.


Как наставит на него место страшное,


Раскорячилась, приготовилась,


Задышала она на добра молодца,


И дохнула так, что зашелся он,


Побежал на нее, ног не чувствуя.


А таран-то свой приготовил он


И разбег он взял, как во дни свои.


Возглашает он слова казановые,


Все сильней бежит, конем топает.


А Сапгырь-богатырь дамбой выгнулась,


Да руками в балку уперлася,


Напряглася вся да нахмурилась.


Набежал Китаеб, страшно гикая,


Да и вдарил тараном пробоенным


А таран-то тот не простой совсем,


Не такой, какой нынче делают.


Бьет да бьет таран, не остановится,


Да в просак волочет, как соломинку.


Китаеб закричал не своим голосом,


Голосом не своим, и не Америки,


А усища его вовсе вниз сползли,


А очи ясные на лоб вылезли.


Тут чухонцев вовсе попрятался.


Ан ворота свои закрывает Сапгырь,


Запирает их крепко-накрепко.


Не открыть Китаебу, хоть всю ночь зови,


Да никто теперь не услышит-ста,


Ни Платоныча нет, ни Емельяныча,


Штоб туда ему некий шест подать


Да оттудова его вытащить.


Провалился весь да полетел он вниз,


И три дня летел, и три ночи тонул.


А Сапгырь-богатырь приосанилась,


Да прическу токмо поправила,


И вернулася в терем крепкий свой,


Над котлом стоять да помешивать,


Щи свои разливать да похваливать.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить