Гурджиев: музыка и сакральные танцы

Центр ДОМ представляет:
Гурджиев: музыка и сакральные танцы  25 марта 2007, в 20.00

Первый в России открытый концерт музыки Гурджиева и первая презентация сакральных танцев под живую музыку
Москва, Бол. Овчинниковский пер., д. 24, стр. 4
Телефоны для справок: 953-72-36, 953-72-42

В программе вечера:

Вступительное слово Аркадия Ровнера, автора книги «Гурджиев и Успенский», создателя Института культуры состояний.

Музыка Гурджиева в переложении для скрипки  и ф-но, виолончели и ф-но, флейты и фортепиано, а также – для инструментального ансамбля. Исполнители:
Татьяна Ровнер (фортепиано),
Мария Маргорина (скрипка),
Ирина Агина (виолончель)
Михаил Трофимов (флейта).

Открытая демонстрация Движений и танцев Гурджиева в исполнении московской группы Движений (в сопровождении фортепиано). Руководитель: Александра Харитонова.
Показ редких документальных фото- и видеоматериалов о Г. Гурджиеве.
Вход  - 250 руб.

Гурджиевская космологическая система, его уникальная антропология, обязательный общинный физический труд, продолжительные застолья с тостами за идиотов всех сортов и автомобильные гонки по Европе в различные периоды его жизни являлись формами эзотерической практики, или «Работы», направленной на очищение и утончение внутренней сущности человека, на гармонизацию его микрокосма с макрокосмом Вселенной и конечную трансформацию человека. Особая и значительная роль в этой работе отводилась музыке и сакральным движениям.

Музыка Гурджиева

Гурджиев сочинял свою музыку непосредственно для созданных им Сакральных Движений и для балета «Битва магов», работу над которыми он начал еще в 1918 году на Кавказе. Работа над Движениями осуществлялась Гурджиевым в два периода, первый, с 1918 по 1924 год, и второй, между 1939 г . и 1949 г ., то есть годом его смерти. В первый из этих периодов Гурджиев сочинял музыку для Движений, в записи и обработке которой значительную роль сыграл ученик Гурджиева композитор Томас де Гартман. В те годы Томас де Гартман создал оркестровое произведение для 36 инструментов и позднее частями переложил его для фортепиано. После смерти Гурджиева Томас де Гартман продолжил сочинение музыки в том стиле, в котором она писалась в годы их творческого сотрудничества.

По словам ученицы Гурджиева, пианистки Соланж Клостер, на классах сакральных танцев Гурджиев часто задавал ритм и требовал от нее импровизации, ибо «в то время не существовало никаких записей его музыки, которыми можно было бы пользоваться. Эта музыка не имела ничего общего с «аккомпанементом» к танцам, но была живой частью внутренней Работы, происходившей в классах Движений». Гурджиев утверждал, что и музыка должна быть живой и искренней и предостерегал от опасности ее застывания и монотонности.

Музыка Гурджиева-де Гартмана, воссоздающая существенные элементы различных культур, также несет в себе и более глубокие значения и смыслы, скрытые в этих культурах. Эта музыка представляет собой уникальное сочетание этнических восточных мелодий, ритуальной музыки далеких храмов и монастырей и проникновенных интонаций православной литургии. Византийские гимны, сейидские песни, танцы и песни дервишей малой и средней Азии, ассирийские, греческие, курдские мелодии: множество различных влияний преломились и сплавились воедино в этой музыке. Сила и ясность ее обусловлены в первую очередь обращением к глубочайшему Я человека.

Движения Гурджиева.

Сакральные танцы и движения всегда играли важную роль в работе духовных школ древности.
Во время своих ранних путешествий и пребываний в храмах и монастырях Среднего Востока и Центральной Азии, Гурджиеву довелось наблюдать и принимать участие в многочисленных древних ритуалах и церемониях.
Он показал, что танец является выражением космического знания и может быть использован как способ познания законов высшего порядка. Сакральные движения стали важной практической частью учения Гурджиева о трансформации человека.

В отличие от субъективности многих танцев современности, танцы Гурджиева выражают объективные, математические законы, управляющие не только психологической эволюцией человека, но и развитием Существования в целом и являются частью большего контекста Работы, проводимой в рамках Четвертого Пути.

«Практикуя движения, человек может ощутить, что внутри него протекает особый алхимический процесс, который невозможно схватить рациональной мыслью или встретить в повседневной жизни» - Г.И. Гурджиев.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить